Интересные факты - Откуда же взялись компьютерные хулиганы?

Новости it-компаний

Hewlett-Packard

News image

Хьюлетт-Паккард (англ. Hewlett-Packard) (NYSE: HPQ) — крупнейшая технологическая компания со штаб-квартирой в Пало-Альто (Калифорния, США). HP...

Dell предлагает новые высокопроизводительные рабочие станции

News image

Корпорация Dell, мировой лидер в производстве рабочих станций, вывела на рынок два новых продукта семейства De...

Авторизация



Развитие технологий:

Первые ЭВМ компании IBM

В годы Второй мировой войны производственные мощности корпорации были переориентированы на выполнение оборонных заказов. Тем не менее именно в лабораториях IB...

Микропроцессор Intel 80386, 80486

В 1985 году появился Intel 80386SX и Intel 80386DX. Он открыл класс 32-разрядных процессоров. Микропроцессор Intel 80386 имел 275 тыс. тр...



Откуда же взялись компьютерные хулиганы?
Это интересно - интересно

откуда же взялись компьютерные хулиганы?

Кто такие хакеры, известно всем. Об этом писали и пишут, говорили и говорят, и вероятнее всего, еще долго-долго будут говорить. Более того, хакеры уже стали героями художественных фильмов, даже в нашумевшем суперблокбастере Матрица , Нео, в исполнении Киану Ривза, в своей жизни в роли батарейки , был хакером. Вообще, о хакерах говорят в программах новостей на центральных каналах, очень известные журналисты создают специальные телевизионные программы, посвященные рассмотрению этого вопроса. А телевидение штука очень сложная, и в то же время простая - показывают по ТВ только такие передачи, какие будет смотреть большое количество телезрителей. Законы капитализма, а вы чего хотели? Исключением может служить, пожалуй, лишь канал Культура , за что его дирекции большое спасибо. Итак, вернемся, как говорится, к нашим баранам, то есть к хакерам. Так чем же может быть обусловлен столь высокий интерес общественности к этим весьма странным существам? Прежде чем ответить на этот вопрос, предлагаю поразмышлять вот над чем: какой же образ хакера нам представляют средства массовой информации, что он оказывается столь привлекательным. Наука социология утверждает, что мнение одного конкретного человека может вообще никак не отражать мнение общества в целом. Поэтому для ответа на вопрос я попытался присовокупить к своей точке зрения мнения своих друзей. Вот что у нас вышло. Хакер, каким его рисуют с голубых экранов всей страны, представляется по меньшей мере неделю не спавшим, две недели не бритым и пару лет не подстригавшимся человеком. Обязательного среднего роста, со стеклянными глазами, проводящим дни и ночи за железной коробкой , рядом с которой груда пустых пивных бутылок и переполненная пепельница, окурки из которой уже начинают вываливаться. Кроме того, где-нибудь рядом обязательно должна быть чашка еще вчера остывшего чая и уже давным-давно засохшая булочка, на которую уже перестали садиться мухи. В голове хакера вместо проблем, которыми занят обычный человек, таких как семья, дети, работа, только программы. Мысли хакера представляют лишь строки программного кода. Хакер не помнит телефона любимой девушки, зато помнит значения всех API-функций, причем наизусть и без бумажки . Хакер недолюбливает разговаривать с соседкой или со случайной знакомой, зато может часами трепаться в аське и во всевозможных чатах. Да, говорить можно долго, и самое смешное, что большинство этих рассуждений не имеют ничего общего с объективной реальностью. Лично мне кажется, что образ хакера, нарисованный телевидением, просто физически нежизнеспособен. Реально, хакеры - это вполне респектабельные люди, которые знают, что им надо, и чаще всего это получают. А общественный интерес к этим фигурам объясняется очень просто - люди всегда испытывали сильнейшее любопытство перед различными загадками. Интерес к так называемым (ха-ха) НЛО или к магическим ритуалам вызывается именно по этой же причине. О хакерах знают мало, а говорят много, поэтому и суждения о них столь ошибочны. С тем же успехом можно говорить о том, что они ходят по потолку и пьют кровь новорожденных младенцев. Однако в этой статье я хочу поговорить не о жизненном распорядке, характерных чертах и других особенностях хакеров. Мне хотелось бы вспомнить о том, как и где появились первопроходцы, можно сказать, предки тех, кого мы сегодня называем хакерами. А история появления заядлых компутерщиков неразрывно связана с историей компьютеров. Хотя еще не известно, что появилось раньше, курица или яйцо.

Персональные компьютеры

В 1975 году журнал Popular Electronics поведал миру о новой сенсации в области компьютерной техники. Была опубликована заметка, в которой описывался первый в мире набор для сборки мини-компьютера, способного конкурировать с коммерческими моделями - Альтаир-8800 . Уже через несколько месяцев небольшая компания Micro Instrumentation and Telemetry System была завалена заказами на свое детище. Сборка компьютера, несмотря на его относительную простоту, была вполне серьезным делом. В законченном виде Альтаир представлял собой одну-единственную микросхему, размещенную в небольшом ящике, на передней панели которого располагались ряды переключателей и индикаторных лампочек. Однако на распайку всех соединений требовалось несколько часов.

Но даже собрав вожделенную машину, ее владелец оказывался около глупой железки , поскольку программного обеспечения Альтаир не имел, более того, купить его, даже в лицензионном (хе-хе) виде, было также нельзя. Если пользователь компьютера хотел, чтобы его машина сделала хоть что-нибудь (например, поморгала зеленой лампочкой), ему нужно было создать соответствующую программу.

На программу накладывались жесткие ограничения: во-первых, она должна быть достаточно короткой, поскольку объем оперативной памяти Альтаира составлял всего 256 байт, во-вторых, программа должна была быть в двоичном коде. Сам же процесс программирования заключался в переключениях всевозможных ручек, расположенных на передней панели машины. Один такой переключатель мог изменить только одну двоичную цифру. Результат этих почти шаманских обрядов высвечивался загадочно мигающими лампочками. И для того чтобы понять смысл сих иллюминаций, требовалось постичь процесс расшифровывания выводимой таким образом информации. Да, воистину Альтаир представлял собой компьютер, предназначенный далеко не для обычного пользователя.

Среди тех, скажем прямо, компьютерных маньяков , не испугавшихся выложить весьма кругленькую сумму ради сомнительного удовольствия, а именно для получения в свои руки Альтаира , были и те, кто, спустя примерно десятилетие, оказались в рядах революционеров компьютерной индустрии. Колоссальный, ни с чем не сравнимый опыт, который они получили, разобравшись с этой простенькой машинкой, не пропал даром. Одни использовали эти наработки при создании новых, более производительных компьютеров, другие - для создания качественно нового программного обеспечения, масштабы которого были ранее невообразимы. Это сейчас тяжело себе представить, что программы, решающие такие задачи, как графическое редактирование или финансовый анализ, стали новый шагом развития программирования.

Однако тем, кто рискнул связаться с Альтаиром , пришлось сделать шаг назад, к тем временам, когда для создания работающего программного обеспечения программист должен был досконально знать компьютер, для которого он создает данную программу. Один из создателей языка Фортран, Джон Бекус, говорил об этом следующее: Программист должен был стать настоящим изобретателем, чтобы приспособить программу к особенностям компьютера . И действительно, необходимо было разместить программу, данные и константы в мизерном объеме памяти и организовать ввод/вывод информации, причем это надо было сделать, используя ограниченный и весьма неудобный набор команд. Однако уже владельца Альтаира были избавлены от многих трудностей, с которыми ежесекундно сталкивались их предшественники, работавшие на огромных ламповых машинах. Им для перепрограммирования или создания новой программы требовалась помощь специального обслуживающего персонала, потому как сам процесс занесения готовой программы в компьютер представлял собой сложную задачу. Программистов, работающих с машиной Альтаир и избавленных от этих сложностей, можно было бы отнести ко второму поколению программистов.

В конце 60-х годов компьютеры стали широко использоваться в крупных организациях, в том числе и в ведущих университетах, и таким образом оказались доступными самым страшным и ненасытным обитателям сих заведений, а именно - студентам. Студенты явили собой новое поколение программистов. Если для программистов старой закалки компьютер представлял собой средство решения задач математического моделирования или, например, для ведения автоматизированного бухгалтерского учета, то для новой молодой поросли интерес представляли не задачи, которые помогал решать компьютер, а сам компьютер. Для этих людей электроника была не только хобби, но и основной жизненной потребностью. Для них не было ничего более заманчивого, чем расширить область применения своих любимых компьютеров. Как мы видим сегодня, им удалось в этом несколько преуспеть.

Эти компьютерные наркоманы не могли мириться с ограниченными возможностями существовавшей тогда пакетной обработки, при которой программы приходилось передавать оператору и часами ожидать результатов вычислений. Однако мы - студенты - народ хитрый и умеем выкрутиться из любой ситуации. Таким, вероятно, было студенчество и 40 лет назад. Программисты всеми средствами искали доступ к лабораториям, скажем, физического или математического факультетов, которые имели свои мини-компьютеры. Программы для этих машин создавались при помощи перфоленты. Затем студенты-программисты проникали в машинный зал, чаще всего ночью, когда физики уходили спать, и уходили оттуда, когда физики просыпались. Естественно, у таких ночных работников возникали проблемы с обучением, а именно - засыпание на лекциях. Однако, где наша не пропадала...

Происхождение хакеров

Компьютерная наркомания захлестнула умы. Да не просто умы, а лучшие умы. Подобно заразной болезни она распространялась от одного приятеля к другому, а от второго к третьему. Вероятно, рассадником и самым опасным очагом этой компьютерной эпидемии стал Массачусетский технологический институт (МТИ) - плацдарм американской технической науки. Во всяком случае, те, кто впервые стали называть себя хакерами, появились именно здесь. Вначале этим прозвищем называли наиболее талантливых и перспективных студентов, а позднее - некоторых членов клуба железнодорожного технического моделирования. (Забавно, вот если бы у нас лидером в подготовке высококлассных программистов был не ЛИТМО, а ЛИИЖТ). Клуб подразделялся на две секции. В первой занимались главным образом оформлением макетов, строя ландшафт и модели поездов, во второй - увлекались созданием хитроумного сплетения рельсов и туннелей, а также начинки, превращавшей макет в настоящую железную дорогу . Члены второй секции проделывали титаническую работу, создавая сложнейшие железнодорожные системы, включавшие в себя мосты, переезды, сортировочные, вокзалы, развязки и многое другое. Они постоянно модифицировали и усложняли систему, наблюдая при этом, как изменения в одной части системы скажутся в другой. При этом оказывалось, что даже в железнодорожных макетах все взаимосвязано. Проект, не имевший практически никакого научного значения, и выполнявшийся ради удовлетворения собственных творческих потребностей назывался ХЭК (hack). Естественно, те, кто занимался этим проектом, стали называть себя хакерам. Вот так оказывается, что первые хакеры ВООБЩЕ не занимались компьютерной техникой.

Однако встает вопрос, почему же сейчас хакерами стали именно компьютерщики, а не железнодорожники, любящие моделировать макеты насколько сложные, настолько и бесполезные. Итак, вы спрашиваете меня: при чем же здесь компьютеры? Охотно отвечаю, при всем. Куда ж без компьютеров. Ведь занятия хакеров по созданию сложных макетов были всего лишь игрой. А с чем интересней играть, чем с огромной и сложной железной коробкой , - вот то к чему могли приложить хакеры свои beautiful mind, блестящие умы. Приобщение хакеров к компьютерам было лишь делом времени, так как к мощной, по тем временам, IBM-машине института железнодорожники имели доступ постольку, поскольку. Ситуация резко изменилась с появлением в МТИ небольшой машины ТХ-0. Небольшая она была в прямом смысле, потому как в ней вместо электронных ламп использовались полупроводниковые транзисторы, кроме того, машина имела монитор на электронно-лучевой трубке. Фактически, ТХ-0 функционально представлял собой прообраз современного компьютера. Он был снабжен устройством вывода музыки и даже такой экзотической вещью, как световое перо.

Получив разрешение использовать ТХ-0, когда она была свободна, хакеры стали творить чудеса, столь же сложные и бесполезные (по существовавшим тогда понятиям), как и их макеты железных дорог. Известен случай, когда один запрограммировал машину так, что она переводила арабские числа в римские и наоборот с огромной скоростью. Когда автор с восхищением демонстрировал свое детище одному из профессоров старой закалки, преподаватель иронически заметил: Здорово! Просто замечательно! Но кому все это нужно?! . Возможно, тогда появились и первые компьютерные игры, ведь они тоже, по сути, бесполезны. Во всяком случае, известен случай, когда один из хакеров, на этот раз уже профессор, создал компьютерную игру. На экране по лабиринту бегала мышка и собирала кусочки сыра.

Хакеры и компьютерные игры

Вскоре в МТИ появился еще один компьютер: PDP-1 (Programmed Data Processor - программируемый процессор данных). Создателем этой машины был воспитанник МТИ Кеннет Олсен. Еще в свои студенческие годы, участвуя в огромном количестве компьютерных проектов, он понял, что наряду с огромными и сверхмощными машинами, нужны малогабаритные компьютеры для решения небольших простых задач. Именно такой компьютер он и разработал. Эта машина габаритами с три холодильника (этакий малыш) стоила в десятки, а то и в сотни раз меньше, чем обычные большие компьютеры того времени. PDP-1 и стала предвестником мини-компьютеров (которые не с три, а с два холодильника размером). Во всяком случае, хакеры МТИ были в восторге от новой игрушки. Однако опять использовать они ее стали не совсем по назначению.

Автором самой увлекательной игры, разработанной на PDP-1, стал профессор Марвин Минский, известный своими работами в области искусственного интеллекта, научного направления, зарождавшегося в то время. Минский (удивительно русская, вернее белорусская фамилия) создал программу, генерировавшую на экране монитора три световых пятна, из которых можно было строить самые разнообразные изображения: завитки, розы и другие геометрические фигуры.

Многих хакеров заинтересовала эта программа, которая, кстати, получила название минскитрон . Был среди них и некий Стефен Рассел, увлекавшийся научной фантастикой, голливудскими фильмами и компьютерами. Совокупив воедино все свои страсти, Рассел разработал новую компьютерную игру, используя, как это теперь называется, движок минскитрона . В этой игре два игрока, орудуя переключателями, могли управлять парой вооруженных ракетных космических кораблей, которые двигались на экране дисплея. Цель игры была незамысловата - уничтожить корабль противника. По какой-то никому не известной причине люди пытаются создавать всевозможные вещи, направленные на уничтожение себе подобных. Возможно, в плане компьютерных игрушек это есть чисто соревновательный аспект, однако при взгляде на всю историю человечества начинаешь думать об обратном. Однако мы отвлеклись от темы, свою незамысловатую игру Рассел назвал Космическая война . Сделав копии перфоленты со своей программой, он предложил приятелям-хакерам заняться ее усовершенствованием. Предложение встретили с восторгом; один студент-астроном, тщательно изучив астрономические таблицы, написал подпрограмму, которая позволяла изображать космические корабли на фоне звездного неба. За 24 часа на экране сменялось 365 звездных ночей. Другой хакер ввел в программу силы тяготения Солнца и планет, что потребовало от игроков учитывать их наличие при маневрах. Космическая война способствовала и аппаратурном прогрессу. Во всяком случае, один из первых компьютерных джойстиков появился именно в МТИ и именно для удобства игроков.

Мышка в лабиринте , Космическая война и многие другие программы и, прежде всего, игры, созданные хакерами в то время, стали всеобщим достоянием. Хакеры предполагали, что все созданное ими программное обеспечение должно быть доступно всем другим хакерам. Сегодня это называется этикой хакера. Копии программ хакеров, обычно на перфоленте, которую можно было использовать на PDP - совместимых компьютерах, циркулировали по неформальной хакерской сети и таким образом распространялись по всей территории США. Вернее, по всем университетам и машинным залам корпораций. Вопрос об авторских правах на эти программы был не актуален, потому как они не имели никакой коммерческой цены. Однако так было не всегда.

Программное обеспечение становится товаром

В 1960 году в США было всего порядка 5 тысяч компьютеров. Машины, установленные в учреждениях, применялись для расчета заработной платы, бухгалтерского учета, подсчета реализации продукта и анализа цен. В военном деле компьютеры использовались для координации работы систем ПВО и управления полетами. В то время фирмы-производители сами создавали программное обеспечение для собственных машин. Хотя в нашей стране ситуация до сих не изменилась, и на любом крупном предприятии имеется отдел программистов, занимающихся созданием программ обработки информации на этом предприятии. Но вместе с тем, Виндовоз никто заново не пишет, а в те времена ситуация была примерно такой. Однако программ становилось больше, больше становилось и компьютеров, а создавать все с нуля - не каждому под силу. Поэтому готовые программы стали пользоваться спросом. Через некоторое время на арену вышел новый вид бизнеса - независимая продажа программного обеспечения. Одна из первых компаний такого рода начала свою деятельность в далеком 1959 году. Основателями ее были два молодых человека, работавшие ранее в авиационной промышленности. Один из них, Рой Натт, был программистом в компании United Aircraft . Как-то он узнал, что в одной компании требуется компилятор, переводящий программы с языка высокого уровня в машинные коды. Вместе со своим приятелем они подрядились выполнить поставленную задачу. Получив этот весьма интересный заказ, оба приятеля уволились с прежней работы и основали собственную компанию Компьютер Сайенсиз (CSC - Computer Sciences Corporation). Начальный капитал компании составлял всего 100 долларов ! Однако компания совершила головокружительный прорыв наверх, в 1964 году КСК заняла первое место среди компаний - производителей программного обеспечения.

Первоначально клиентами CSC и других компаний, работавших в зарождающейся области индустрии, были гигантские корпорации и правительственные учреждения, уровня НАСА. (Что, в общем, неслабо). Однако уже тогда наметился значительный рост производства компьютеров, а вместе с ним и возрастающие потребности в более разнообразном программном обеспечении. Катализатором роста спроса на ПО стал новенький представитель семейства PDP - компьютер PDP-8, появившийся на рынке в 1965 году. Это был первый массовый мини-компьютер, который имел значительный коммерческий успех. Цена на эту малышку зависела от набора всевозможных дополнительных комплектующих устройств. (Вот это сильнее всего повлияло на развитие коммерческого успеха компьютеров). В среднем, можно приобрести себе игрушку, всего за какие-то 18 тысяч долларов. Отмечу, что в 1965 году 18 тысяч долларов, были несколько дороже, чем сегодня. Конечно, компьютеры были рассчитаны на использование в организациях, а не в домашних условиях, но только подумайте, за 18 тысяч долларов можно было приобрести хороший спортивный автомобиль. Таким образом, зафиксируем обстоятельство: компьютеры подешевели за последние 20-30 лет, и, вероятно, этот процесс будет продолжаться. Тем не менее, цена в 18 тысяч долларов оказалась вполне доступной для небольших технических фирм, затем последовали машины других марок, по еще более низким ценам, и к концу 60-х годов в мире использовались уже около 100 тысяч вычислительных машин.

Отныне владение компьютером перестало быть исключительной монополией больших и богатых организаций, что в свою очередь стимулировало создание большого числа разнообразных компонентов программного обеспечения. Это было необходимо, так как значительно расширился круг потенциальных покупателей машин (от компаний по продаже автомобилей до фирм, занятых переработкой нефти), каждый из которых преследовал свои специфические интересы. Некоторые производители программного обеспечения стали специализироваться в области создания программ для автоматизированного проектирования. Автомобилестроительные компании, строительные фирмы, разработчики космических проектов, ну и конечно же, военно-промышленный комплекс - в равной степени считали, что на всех этапах процесса проектирования - от чертежной доски до испытаний на прочность - эффективность использования компьютеров не вызывает сомнений. Однако, как мне видится, автоматизированное проектирование, в частности построение точных математических моделей исследуемых объектов, от двигателей внутреннего сгорания до сложных радиотехнических схем, является очень сложной вычислительной задачей даже для современных пентиумов-4, с их тысячами гигагерц. Поэтому и под математическим моделированием, и под автоматизированным проектированием понимали несколько другое. Но все-таки сам факт того, что инженеры сумели сплавить часть своей сложнейшей расчетной работы на компьютеры, был тем светом в конце туннеля, который все так ждали.

Но, несмотря на достигнутые успехи, дальнейший прогресс в области аппаратных и программных средств был обязан не индустрии мини-компьютеров и уж тем более большим вычислительным машинам, и не компаниям, производившим программное обеспечение, которых, кстати, к концу 60-х годов появилось несметное множество. Новый этап наступил с появлением персонального компьютера, создание которого стало возможным благодаря изобретению микропроцессора. Отныне каждый хакер или даже любитель, или, на худой конец, просто интересующийся, накопив сумму денег, значительно меньшую, чем те 18 тысяч долларов, о которых мы говорили выше, мог стать счастливым обладателем компьютера. Соответственно, число компьютеров стало возрастать в геометрической прогрессии. Такой бурный рост нарушил единство хакеров и подорвал созданные ранее правила игры, так называемую этику хакеров.

Билл Гейтс и Пол Аллен

Начало разрушения сформированной этике хакеров положила все та же публикация в журнале Popular Electronic , посвященная компьютеру Альтаир 8800 , с которой мы начали этот разговор. Среди горячих энтузиастов этой новинки был Пол Аллен - молодой программист из компьютерной фирмы Honeywell. Узнав о новой машине, Аллен обратился к своему другу детства Уильяму Гейтсу, студенту первого курса Гарвардского Университета. Даже не имея своего Альтаира , юные гении разработали на ней программу, способную переводить Бейсик в машинный код для Альтаира . Затем они предложили продать ее компании Micro Instrumentation and Telemetry System, которая охотно приняла предложение. Все, чем располагала эта парочка, - это система команд микропроцессора Интел-8080, на базе которого был построен Альтаир . Проделав достаточно серьезную работу, программисты предъявили свой труд Робертсу - главе МИТС. На удивление, программа заработала, причем сразу же и без проблем, Аллен потом вспоминал, что у него тряслись руки , когда он набирал команду PRINT 2+2, а когда увидел число 4, у него словно гора сошла с плеч . МИТС приобрела эту чудесную программу, а Аллен и Гейтс основали новую компанию, назвав ее, угадайте как, Майкрософт , во что вылилось это невинное мероприятие известно, наверное, всем.

Естественно, что истинные носители духа хакеров страстно хотели заполучить интерпретатор Бейсика для Альтаира . Но компания МИТС в обмен на ленточку с программой хотела получать по 500 долларов, соответственно расстояние между хакерами и Бейсиком составляло именно эти 500 долларов. Но одними или другими путями, какими точно, история умалчивает, но программа попала к хакерам. Вероятно, кто-то просто сделал незаконную копию лицензионной ленточки и подарил приятелю, ну а затем по хакерской сети Бейсик для Альтаира быстро распространился в хакерской среде.

Аллен и Гейтс, получавшие свои проценты с каждого проданного экземпляра программы, были, мягко говоря, возмущены подобным течением событий. Поэтому Гейтс опубликовал открытое письмо любителям в компьютерных журналах. Среди всевозможных ругательств и возмущений были и такие: Все эти многочисленные любители должны отдавать себе отчет в том, что они фактически украли программу . Его возмущение можно понять: работу они с Алленом проделали титаническую, а оказалось, что они делали ее почти бесплатно. Нет, Гейтс никогда не был и не будет миссионером, поэтому его гневу не было предела. Будь моя воля, я бы провел ему экскурсию по петербургскому метрополитену, где его любимые Windows XP, 2000, Me .... Можно приобрести за 60-80 рублей, хе-хе. Я думаю, одним письмом он бы не обошелся. Во всяком случае, даже тогда хакеры не поддержали его праведного возмущения. Редактор небольшого компьютерного издания, вероятно пользовавшийся нелицензионным Бейсиком, вообще собирался привлечь Гейтса к суду за обвинение в воровстве. Однако, как показала история, в разгоревшемся скандале окончательную победу одержал Гейтс, а, как известно, победителей не судят.

Заключение

О чем хочется сказать в заключение всего вышесказанного. В первую очередь еще раз о том, что тот образ хакера, который нам навязывают практически отовсюду, абсолютно неверен. При подготовке к написанию этой статьи я просматривал некоторые материалы о хакерах. Хочется в доказательство своих слов процитировать некоторые их них. Цитирую: Часто имеет проблемы в нормальном общении с людьми. Бывает некрасив или закомплексован. Уникально сочетает в себе восторженный романтизм с самым что ни на есть гнусным цинизмом , или вот это: Есть ли у типичного хакера девушка - большой вопрос. С социологической точки зрения, на каждого хакера приходится не более 0,75% девушки, да и то очень специальной . Ну и наконец финальная точка: Кстати, девушки - xакеpы, кажется, бывают только в кино . Честно говоря, хочется плеваться от подобных строчек в печатных изданиях. Бред, одним словом. Если хотите, то получайте: современный российский хакер - человек с аккуратной прической, в дорогом костюме, на хорошем автомобиле. Он зарабатывает очень большие деньги за свои программы, основным отличием его может быть лишь то, что он получает за свою работу не только солидное вознаграждение, но и то, что гораздо дороже, а именно, кайф. А вот этому, господа, можно только позавидовать.

 


Читайте:


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

КОНРАД ЦУЗЕ. ПИОНЕР КОМПЬЮТЕРОСТРОЕНИЯ

News image

В Германии его называют изобретателем компьютера , с данным утверждением трудно не согласиться. Единственное, что я добавил бы к эт...

Творцы улыбок

News image

Мне часто приходит на ум, что надо придумать какой-нибудь типографический знак, обозначающий улыбку, - какую-нибудь закорючку, или упавшую навзничь скобку, ко...

Жесткие диски для ноутбуков становятся тоньше

News image

На данный момент жесткие диски для ноутбуков могут быть толщиной 9,5 мм и 12,5 мм. Первые получили наибольшее распространение, а об...

MacBU подытоживает две тысячи девятый год

News image

Как прошел 2009 год в компании, которую традиционно принято считать вторым крупнейшим разработчиков ПО для платформы Apple Macintosh? В Microsoft Ma...

Financial Times обещает iTablet уже в следующем месяце

News image

Конец декабря редакция Financial Times решила скрасить очередной порцией слухов о планшетнике Apple. По данным издания, это устройство, покорившее заголовки СМ...

Внедрение 6-ядерных процессоров Intel Xeon может потребовать

News image

Изданию Fudzilla стали известны подробности по первому 6-ядерному процессору Intel Xeon. Он получит обозначение Core i7 980X, а его несущая тактовая ча...

VESA официально утвердила стандарт mini DisplayPort

News image

Презентованный Apple осенью 2008-го новый видеоинтерфейс mini DisplayPort (сокращенно mDP) вызвал неоднозначную реакцию, отголоски которой оставались различимыми вплоть до вчерашнего дн...

Планшетный Мак покажут 26 января?

News image

За несколько дней до начала нового 2010 года онлайн-пресса разразилась новым потоком слухов на тему планшетного компьютера Apple: сначала хорошо ос...